Muəllif: Vahid Qazi

Günəş kitablar

Dünən şəhər kitabxanasına getmişdim. Baltik dənizindən küləyin gətirdiyi qara-qura buludların bozartdığı yağışlı havada getməyə kitabxanadan yaxşı yer gəlmirdi ağlıma, həm də çoxdandı dəymirdim. Çöldə çətirin suyun çırpıb, guya kitabları isladacaqmış kimi ustufca girdim kitabxanaya. İsti, işıqlı bir yer. Bizim dildə dörd kitab var burda, dördü də mənim yazdıqlarımdı. Eləsi var, iki-üç ildi rəfdədi, qatı da açılmayıb. İyirmi-otuz il keçə bir səhifəsini də çevirən olmaz yəqin. Elə-belə, bizdən də kitab olsun deyə, vermişəm kitabxanaya.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Боль — слабость, покидающая нас

“Лиз очень нравился Джим Гилмор… Доски пристани были жесткие, шершавые, холодные, и Джим был очень тяжелый и сделал ей больно. Лиз хотела оттолкнуть его, ей было так неудобно, все тело затекло. Джим спал. Она не могла его сдвинуть. Она выбралась из-под него, села, оправила юбку и пальто и кое-как причесалась. Джим спал, рот его был приоткрыт. Лиз наклонилась и поцеловала его в щеку. Он не проснулся. Она приподняла его голову и потрясла ее.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Österreich — Восточная страна

Именно так переводится с немецкого Австрия Не так давно, ко мне обратились из посольства Австрии в Азербайджане с просьбой порекомендовать корреспондента газеты, которого они могли бы отправить в Вену для ознакомления с деятельностью некоторых компаний, которые примут участие в работе австро-азербайджанского бизнес-форума, проведение которого планируется в Баку 19-20 сентября нынешнего года. Однако, корреспондент должен был владеть английским языком. Моих, итак немногочисленных, “англичан”-корреспондентов к тому времени уже разобрали и у меня оставался не такой-то уж и широкий выбор решения. На самом деле их было всего два:либо отказаться от любезного предложения поработать пару дней в Вене либо же ехать самому. Читатель уже догадался о моем выборе. Чего греха таить – не каждый день выпадает возможность махнуть в Вену. В Вене я бывал не раз. Впервые в далеком 1985-м аж прошлого столетия. Ну а в последний раз в конце февраля 2005-го транзитом из Брюсселя с группой коллег, среди которых был и покойный Эльмар Гусейнов. Нам выпала возможность побродить по Вене и почувствовать дух бывшей великой империи. Не обошлось и без любимого всеми нами легкого “шоппинга”.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Островки свободы в океане азербайджанского тщеславия

Во время Второй Мировой в 1942-43 годах американский писатель Эрнест Хемингуэй на своем небольшом рыбацком судне “Пилар”, на котором была установлена не то легкая пушка, не то крупнокалиберный пулемет, патрулировал в Карибском море берега Кубы и буквально охотился за нацистскими субмаринами. Конечно очень сложно предположить, что писатель мог причинить своим суденышком какой-либо вред военному судну. И германские военные моряки-подводники безусловно знали это. Но они знали и то, кому принадлежит эта “посудина” и при появлении “воинственного” писателя просто погружались в воды Атлантики. Наверняка понимал всю, как бы бесперспективность, своего предприятия и великий Хемингуэй. Однако, продолжал при этом свою, казалось бы, наивную и глупую “охоту”. Скорее всего, он считал, что выполняет свой гражданский долг, долг который должен оплатить каждый добропорядочный житель страны. Да простит меня, уважаемый читатель за мое некорректное сравнение, которое возможно на самом деле не отягощено излишней скромностью, но в последнее время у меня складывается впечатление, что представители властей и те круги во властных структурах, которые наиболее часто подвергаются критике на страницах прессы в целом, и “Зеркало” в частности ведут себя как члены экипажа военной субмарины.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Журналисты в законе или должен ли порядочный журналист иметь судимость?

В силу своей профессиональной деятельности приходится много читать, пропускать через себя различного рода информацию. Многое из прочитанного просачивается, как песок сквозь пальцы, и уходит, задерживаясь в памяти лишь тех, кого это каким-то образом затрагивает. Меня же как журналиста и председателя Союза журналистов озадачивает информация о моих коллегах. Так вот, хочу поделиться с уважаемым читателем своими определенного рода ощущениями по поводу восприятия обществом профессии журналиста. И вот почему. Журналистов били, по ним стреляли и убивали, их оскорбляли, скрывали от них информацию, их опасались, ненавидели, но всегда понимали суть их деятельности. И посему сообщения об избитых и задержанных журналистах журналистах которых оскорбляют высокопоставленные чиновники, журналистах, к которым публично уже и в постель лезут, стали до того обыденными, что к ним вроде стоило бы и привыкнуть. Но не получается, потому как налицо своеобразная тенденция, когда в общественном сознании формируется аномальное мнение. Так вот, согласно этому мнению, к носителю нестандартной, протестной мысли, и не только к журналисту, следует прислушиваться лишь в том случае, если он из числа пострадавших или же, еще лучше, побывал в местах не столь отдаленных.

Tam mətn