Muəllif: Rauf Mirqədirov

ПОРА ТЯЖЕЛЫХ И ОТВЕТСТВЕННЫХ РЕШЕНИЙ

Досрочные президентские выборы необходимы для начала вывода страны из экономического кризиса Референдум по изменениям в Конституцию завершился. Притом, прогнозируемо-благополучно. Для серьезных экспертов, скорее всего, в этом электоральном процессе никакой интриги изначально не было.  По большому счету и спорить было не о чем. А НАМ ВСЕ РАВНО Анализ политической ситуации однозначно доказывает, что, во-первых, сами по себе эти изменения в Конституцию, за исключением двух-трех моментов, ну никак не влияют на жизнь общества в целом, да и каждого члена этого общества в отдельности. То есть, общество живет своей жизнью. Создается впечатление, что абсолютное большинство населения и политическая элита живут в разных временных  и политико-правовых измерениях. Некоторые могут утверждать, что это не так. Ведь, оппозиция собирала на свои акции протеста против изменений в Конституцию  больше людей, чем на последних президентских и парламентских выборах. Да, это было так.  Не будь страха перед репрессиями, протестующих было бы, скорее всего, еще  больше. Но большинству этих людей было наплевать на все эти изменения в Конституцию. Люди были просто недовольны ухудшением  социально-экономических параметров собственной жизни. Люди прекрасно осознают, что мы живем в атмосфере правового нигилизма.

Tam mətn
Muəllif: Arif Əliyev

Мои старики

  Эту статью я написал в 28 лет. Ровно 28 лет назад. Перед своим 56-летием почему-то она мне вспомнилась, захотелось поделиться. И спросить: мы уже другие? *** Я люблю стариков. Не только потому, что так воспитала «семья и школа». Мне нравятся лица, «ставшие биографией» (Синтия Озик). Лица, на которых морщин больше, чем складок на театральных занавесках. Нравиться мягкий, чуть-чуть ироничный взгляд прищуренных глаз. Седые усы, слегка пожелтевшие от копоти времени и табачного дыма. Руки, «похожие на высохшие каштановые листья» (Сергей Юрский). Не знаю, быть может, потом – когда у самого все это появится, старость покажется мне не такой привлекательной. (Хемингуэй считал ее не очень уж большим несчастьем, если не принимать во внимание и другую возможность.) Не знаю. Но я люблю стариков… Хочу рассказать вам о двух из них. Не меняя ничего, включая имена. *** Что будет дальше – он знал. Сейчас они встанут и выйдут из этого узкого, как ученический пенал, сверкающего белизной стен кабинета. Он – оставив в нем свою надежду, а она – что-нибудь из вещей. Но все сделают вид, что ничего не замечают.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Боль — слабость, покидающая нас

“Лиз очень нравился Джим Гилмор… Доски пристани были жесткие, шершавые, холодные, и Джим был очень тяжелый и сделал ей больно. Лиз хотела оттолкнуть его, ей было так неудобно, все тело затекло. Джим спал. Она не могла его сдвинуть. Она выбралась из-под него, села, оправила юбку и пальто и кое-как причесалась. Джим спал, рот его был приоткрыт. Лиз наклонилась и поцеловала его в щеку. Он не проснулся. Она приподняла его голову и потрясла ее.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Österreich — Восточная страна

Именно так переводится с немецкого Австрия Не так давно, ко мне обратились из посольства Австрии в Азербайджане с просьбой порекомендовать корреспондента газеты, которого они могли бы отправить в Вену для ознакомления с деятельностью некоторых компаний, которые примут участие в работе австро-азербайджанского бизнес-форума, проведение которого планируется в Баку 19-20 сентября нынешнего года. Однако, корреспондент должен был владеть английским языком. Моих, итак немногочисленных, “англичан”-корреспондентов к тому времени уже разобрали и у меня оставался не такой-то уж и широкий выбор решения. На самом деле их было всего два:либо отказаться от любезного предложения поработать пару дней в Вене либо же ехать самому. Читатель уже догадался о моем выборе. Чего греха таить – не каждый день выпадает возможность махнуть в Вену. В Вене я бывал не раз. Впервые в далеком 1985-м аж прошлого столетия. Ну а в последний раз в конце февраля 2005-го транзитом из Брюсселя с группой коллег, среди которых был и покойный Эльмар Гусейнов. Нам выпала возможность побродить по Вене и почувствовать дух бывшей великой империи. Не обошлось и без любимого всеми нами легкого “шоппинга”.

Tam mətn
Muəllif: Elçin Şıxlı

Островки свободы в океане азербайджанского тщеславия

Во время Второй Мировой в 1942-43 годах американский писатель Эрнест Хемингуэй на своем небольшом рыбацком судне “Пилар”, на котором была установлена не то легкая пушка, не то крупнокалиберный пулемет, патрулировал в Карибском море берега Кубы и буквально охотился за нацистскими субмаринами. Конечно очень сложно предположить, что писатель мог причинить своим суденышком какой-либо вред военному судну. И германские военные моряки-подводники безусловно знали это. Но они знали и то, кому принадлежит эта “посудина” и при появлении “воинственного” писателя просто погружались в воды Атлантики. Наверняка понимал всю, как бы бесперспективность, своего предприятия и великий Хемингуэй. Однако, продолжал при этом свою, казалось бы, наивную и глупую “охоту”. Скорее всего, он считал, что выполняет свой гражданский долг, долг который должен оплатить каждый добропорядочный житель страны. Да простит меня, уважаемый читатель за мое некорректное сравнение, которое возможно на самом деле не отягощено излишней скромностью, но в последнее время у меня складывается впечатление, что представители властей и те круги во властных структурах, которые наиболее часто подвергаются критике на страницах прессы в целом, и “Зеркало” в частности ведут себя как члены экипажа военной субмарины.

Tam mətn